Главная


Замечательный ремонт ноутбука star-print.com.ua.

История иммунологии. Иммунизация и сывороточная терапия

В конце 80-х годов прошлого столетия, особенно в последнее десятилетие, открытия новых бактериальных возбудителей болезней следовали одно за другим с нарастающей частотой, и доказательства их этиологической роли обычно удовлетворяли требованиям коховской триады. Как только удавалось получить культуру возбудителя на искусственной питательной среде, возникала возможность приготовить соответствующую вакцину из ослабленных или убитых микробов для профилактики данной болезни. Но как показал Пастер (Pasteur) в 1885 г. в своих знаменитых работах по бешенству, выделение возбудителя не является абсолютно необходимым. Так и не добившись успеха в выделении возбудителя бешенства, Пастер тем не менее сознавал, что тот должен присутствовать в головном и спинном мозге зараженных животных, поскольку введение такого мозга нормальным животным вызывало у них заболевание. Вслед за этим Пастер предложил метод ослабления (аттенуации) возбудителя бешенства путем хранения его в течение разных сроков и вскоре показал, что курс вакцинации с введением материала все более высокой вирулентности обеспечивает защиту от бешенства, даже если оно вызвано укусом бешеного животного.

Итак, на протяжении 80—90-х годов прошлого столетия осуществимость профилактической иммунизации была доказана для целого ряда инфекционных заболеваний. Однако попытки применить эти новые иммунологические подходы ко всем болезням принесли во многих случаях отрицательный результат. В частности, некоторые возбудители, позднее названные вирусами и риккетсиями, было невозможно выделить существовавшими тогда методами. В других случаях, как, например, при поражении Treponema pallidum, вызывающей сифилис, хотя возбудитель и мог быть обнаружен при гистопатологическом исследовании, вырастить его на искусственной питательной среде для приготовления вакцины не удавалось. И наконец, были такие заболевания, как дифтерия и туберкулез, при которых сам возбудитель можно было вырастить и использовать для иммунизации, но это не обеспечивало защиты от инфекции, а иммунизация микробами типа холерного вибриона для профилактики холеры у человека оказалась малопригодной.

Значительный успех был достигнут в 1888 г., когда Эмиль Ру и Александр Йерсен (Emile Roux, Alexandre Yersin) сумели выделить растворимый токсин из надосадочной жидкости культур дифтерийной палочки. Этот токсин при введении экспериментальным животным вызывал всю картину дифтерии; стало очевидным, что по крайней мере иногда болезнь вызывает не сам микроб как таковой, а вырабатываемый им экзотоксин. После этого понадобилось немного времени, чтобы Беринг (Behring) и его сотрудник Китасато (Kitasato) развили эти наблюдения, и в 1890 г. они сообщили, что после иммунизации дифтерийным или столбнячным токсином в крови животных появляется нечто, способное нейтрализовать или разрушить токсин и тем самым предотвратить заболевание. Антитоксические сыворотки животных вскоре испытали на больных детях. Эффект был поразительным. Дети быстро выздоравливали, особенно если сыворотка вводилась на ранних сроках заболевания. Вещество, которое вызывало обезвреживание токсина, получило название антитоксина, а вскоре для обозначения этого нового класса веществ был введен более общий и менее обязывающий термин — антитело. То, что вызывает образование этих антител стали называть антигеном.

Данные фон Беринга об эффективности терапевтического применения антитоксина сразу же убедили медицинский мир, а всеобщий характер этого явления был подтвержден наблюдениями Пауля Эрлиха (Paul Erlich), который показал, что иммунизация животных токсинами растительного происхождения — рицином и абрином — также приводит к образованию нейтрализующих антитоксинов. Аналогичные токсины стали искать при других инфекционных заболеваниях, но вскоре было установлено, что этот новый терапевтический подход эффективен в основном при двух заболеваниях, для которых он был описан вначале. Одно время Роберт Кох (Robert Koch) полагал, что туберкулин, выделенный из жидкой части культуры туберкулезных бацилл, может быть эффективным средством для лечения и предупреждения туберкулеза, и поспешно объявил о своем открытии, которого ожидал весь мир. Однако предсказания Коха не сбылись — туберкулин не только оказался неэффективным при профилактическом применении, но попытки использовать его в терапевтических целях часто приводили к тяжелым системным аллергическим реакциям, а иногда и к местной активации дремлющих очагов инфекции.

Поиск новых и более совершенных вакцин против наиболее важных болезней человека и животных продолжался, хотя разработка часто задерживалась вплоть до выделения и идентификации соответствующего возбудителя или до появления новых методов его культивирования. Особенно это касалось вирусов: только предложенный Гудпесчуром (Goodpasture) метод культивирования на куриных эмбрионах и введенные Эндерсом (Enders) и его сотрудниками методы тканевых культур обеспечили возможность разработки вакцин против желтой лихорадки, полиомиелита, кори, гриппа и многих других возбудителей.